Помощник полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, председатель экспертного совета АНО «Стратегическое партнерство «Северо-Запад» рассказал журналу «Управление бизнесом» об итогах 2015 года и о том, какие перспективные решения снизят негативное воздействие кризисных явлений на экономику округа.

– Накануне нашей встречи появились первые статистические данные по итогам 2015 года. Есть ли там неожиданные результаты?

– Обошлось без неожиданностей, все показатели, как те, что в плюсе, так и те, что в минусе, можно было спрогнозировать уже по итогам первых трех кварталов прошлого года. В целом по России индекс роста промышленного производства составил 96,6%, на Северо-Западе этот показатель достиг 96%. Но падение темпов промпроизводства зафиксировано не во всех регионах СЗФО. Санкт-Петербург продемонстрировал худший результат, 92,7%, но это во многом связано со спецификой производственного потенциала Северной столицы. Также в минусе Калининградская (93%) и Ленинградская (99,1%) области, Республика Карелия (99,2%). Остальные регионы сработали в плюс в том числе благодаря росту производства в таких отраслях, как, например, агропромышленный комплекс.

Значительных социальных потрясений не произошло, хотя, конечно, жизнь населения ухудшилась. Традиционно это заметно в моногородах. В Соколе, Красавино, Кондопоге проблема безработицы «выстрелила» четко. Мы прорабатываем варианты того, как поддержать моногорода. В проекте актуализированной стратегии социально-экономического развития СЗФО, которая в настоящее время находится в стадии обсуждения, предложено сделать на основе моногородов территории опережающего развития (ТОР). Эта тема сейчас актуальна, ТОРы создают, к примеру, на Дальнем Востоке. Есть несколько концепций подобных территорий, в том числе по развитию «с ноля» или в рамках уже сформированной инфраструктуры, за счет предоставления бизнесу преференций и льгот. В нашем случае мы решили пойти по второму пути, поэтому готовим пакетные преференции для существующих и потенциальных инвесторов.

Впрочем, если анализировать официальную статистику по безработице, то мы не видим кризисных изменений, хотя тенденции негативные. Число открытых вакансий по округу превышает число реально зарегистрированных безработных. Если в 2009 году мы имели превышение числа безработных над представленными вакансиями в два-три раза, то сейчас это мягко балансирует из квартала в квартал. Коэффициент напряженности рынка – соотношение количества безработных к числу вакансий – к примеру, в Петербурге составляет 0,6.

Что касается товарной структуры производства, то рынок уже привык замещать выпадающий ассортимент продукции, мы порой не успеваем сориентироваться и забить тревогу. К примеру, в одном из городов закрылся хлебозавод. Пока региональные власти узнавали причины закрытия и думали, что делать дальше, другая компания запустила новый хлебозавод, и проблема с обеспечением населения хлебом решилась сама собой.

Хуже с вопросами развития. Инвестиции в основной капитал сворачиваются, кризис не дает бизнесменам возможности рисковать в условиях ограниченного сбыта. Строительный комплекс в целом по Северо-Западу в 2015 году показал 90% промышленного производства к 2014 году. Падение на 10% – это много. Причем показатели строительства снизились во всех регионах, кроме Новгородской области, там зафиксирован рост на 43%. Сложно давать прогнозы на 2016 год по строительству, которое является локомотивом экономик практически всех субъектов СЗФО. Очевидно, что строительные компании в настоящее время продолжают и завершают начатые ранее проекты. При этом компании, работающие в сфере проектирования, констатируют снижение заказов на новые проектные работы. Падает грузооборот, падает потребление электроэнергии. Энергетики столкнулись с проблемой заявленных, но не востребованных по факту энергомощностей. Поэтому требуется более четкое планирование развития энергетической инфраструктуры. Есть интересный опыт, который мы хотим предложить в целом к внедрению в России. В общем же можно констатировать: ожидания у бизнеса относительно перспектив развития, конечно же, разные, но панического страха нет ни у кого. Количество бизнес-инициатив уменьшилось, но это естественный процесс. При аппарате полномочного представителя Президента РФ в СЗФО работает антикризисный штаб, Стратегическое партнерство «Северо-Запад» ведет постоянный мониторинг ситуации на промышленных предприятиях.

– Вы являетесь инвестиционным уполномоченным СЗФО. Что более всего волнует инвесторов?

– Ко мне обращаются инвесторы, которые сталкиваются с проблемами при реализации своих бизнес-проектов, но могу сказать, что количество жалоб за последние месяцы не увеличилось. Отчасти это связано с тем, что начали работать институты по защите прав предпринимателей в регионах, они взяли на себя основную нагрузку по разрешению конфликтных ситуаций. Я занимаюсь случаями, связанными с грубыми административными притеснениями. Но их становится меньше – администрации стали более лояльны к инвесторам. Глупостей хватает, но местные власти однозначно повернулись лицом к бизнесу и занялись решением его проблем.

– И чем же сейчас можно помочь бизнесу?

– Мне в этой связи всегда вспоминается один из первых налоговых законов, принятый еще в начале 90-х годов прошлого века. В нем была интересная норма: общая сумма ограничений налогов по отдельному предприятию не могла превышать 50% его валового дохода. Сейчас этой меры нет. Да, принято много новаций – налоговый мораторий, амнистия капиталов, мораторий на проверки. Это все правильно и нужно, в том числе меры государственной поддержки, адресно применяемые в отношении субъектов малого и среднего бизнеса. Но дьявол кроется, как известно, в деталях. Нужны меры налогового регулирования, которые помогли бы предприятиям снизить затратную составляющую. Проанализируйте себестоимость продукции – чего там только нет. Один налог на добавленную стоимость чего стоит. При том что этот налог не столько бюджетообразующий, сколько ценообразующий. Он автоматически увеличивает цену на 18%, а в региональные бюджеты идут «слезы». Было бы неплохо, если бы правительство пересмотрело всю систему распределения налогов между федеральным центром и региональными бюджетами – и НДС, и налог на прибыль, и акцизный налог, и НДФЛ. Сейчас обсуждается возможность поддержки отечественных предприятий, занимающихся проектами импортозамещения. Но бюджет на эти цели должен формироваться не в министерствах и ведомствах, а непосредственно на предприятиях – мы должны помочь бизнесу получить дополнительную прибыль, которая будет направлена в развитие технологий, на переход к новому промышленному уровню. Предприятия, имеющие собственные средства, совершенно спокойно могут выйти на реальное импортозамещение. Жаль, если не найдем рычагов формирования внутри каждой компании собственных инвестиционных средств. Перейти в разряд текущих платежей по налогу на прибыль, жестко администрируемых, – для этого нужно из бюджета покрыть кассовые разрывы региональных бюджетов. Вот эту налоговую систему требуется менять. Только непонятно как – сразу или шаг за шагом. Второй вариант получится вряд ли, там ведь все взаимосвязано.

Мы также предложили формировать кластеры на основе кластерных соглашений, условия которых утверждает правительство России. Вы, условно, строите корабль, в чем вам помогают многочисленные подрядчики. Вы держатель кластерного соглашения и с разрешения правительства можете в рамках реализации проекта предоставить поставщикам, к примеру, освобождение от НДС как преференцию. Отдельный механизм взаимодействия надо создавать для проектов по освоению арктических территорий – эти проекты по определению будут дорогими. И для того чтобы привлечь туда инвесторов, необходимо сформировать благоприятную налоговую лакуну. Иначе какой смысл им инвестировать? Подобное условие может действовать и в отношении крупных межрегиональных инфраструктурных проектов – к примеру, в отношении Белкомура.

– К слову, что сейчас происходит с этим проектом? Он считается перспективным уже много лет, но реального движения так и нет…

– Он, скажем так, живет, но сложной жизнью. К сожалению, запланированная ранее федеральная финансовая поддержка этого проекта, скорее всего, не поступит. Поэтому рассматриваются варианты концессионных соглашений. Представители Архангельской и Мурманской областей, Республики Коми и Пермского края как участники общего соглашения по Белкомуру постоянно ведут переговоры с заинтересованными в этом проекте бизнесменами. Некоторое время назад, к примеру, состоялась встреча с представителями китайских инвестиционных компаний. Обсуждался вопрос государственных гарантий, гарантий доходности бизнеса. Но как гарантировать доходность, если грузоотправители, работающие в зоне Белкомура, как и прочие компании, находятся в неустойчивом положении? Тем не менее проект прорабатывается, все стороны подтверждают намерение работать.

– В мае журнал «Управление бизнесом» будет проводить первый Инфраструктурный форум Санкт-Петербурга. Выше вы упомянули про интересный опыт по развитию энергетической инфраструктуры. Что Северо-Запад может предложить федеральным коллегам?

– Опыт нарабатывается годами, а пока сделаны первые шаги в направлении того, как обеспечить реальное планирование по созданию и развитию энергетической инфраструктуры. В настоящее время решение о строительстве новых энергетических объектов или расширении мощности существующих принимается на основе научно-исследовательских работ: что строить, где, когда и какую мощность закладывать. Законодательство предполагает свободу в подаче заявки на присоединение и обязанность энергетической компании эту заявку исполнить. При этом часто заявки лежат годами, но есть мощности, где мало потребителей. К примеру, на Псковской ГРЭС востребовано всего 25% от того объема электроэнергии, который эта станция могла бы вырабатывать.

Мы предлагаем «зайти» на этот рынок не через науку, а через взаимодействие с потребителями. Стратегическое партнерство «Северо-Запад» совместно с Холдингом МРСК провело в Пскове первую пилотную ярмарку по энергетическому присоединению. Сделали положение о ярмарке, которое предполагает подготовительный период, – за два месяца до мероприятия мы сообщили, что будут предложены услуги по присоединению. На ярмарке бизнесмены могли сформировать заявки, подписать протоколы о намерениях с указанием необходимого количества электроэнергии. За три часа ярмарки мы «расписали» 22 мегаватта электроэнергии: пришли реальные инвесторы, реализующие проекты. Сформировали их реестр, передали в органы власти. То есть, по сути, составили план действий по развитию энергетической инфраструктуры.

– Но еще ведь есть и уже действующие заявки?

– Конечно, идеальный вариант, когда в ярмарке принимают участие не только новые заявители, но и те, кто обращался с просьбами о присоединении ранее, для подтверждения своих намерений. Думаю, эта схема будет реализована при проведении последующих ярмарок в регионах. Пока же псковским энергетикам нужно проверить поданные ранее заявки и подписать с заявителями соглашения о намерениях с обозначением финансовых гарантий. Либо эти соглашения подписываются, либо заявка снимается и на освобождающиеся мощности приходят иные желающие. Иначе этот мертвый груз будет висеть всегда.

В ближайшие месяцы предполагаем провести разъяснительные конференции в субъектах СЗФО и осенью организовать ярмарку уже на окружном уровне, чтобы обеспечить межрегиональное взаимодействие. Обсуждаем возможность создания такой же ярмарочной системы с Октябрьской железной дорогой, чтобы сделать более четким планирование грузооборота.

– Не громоздкая ли это схема в современных условиях, когда можно делать, к примеру, электронные заявки?

– Вопрос в финансовых обязательствах. Ведь мы задумались об этом, когда субъектам СЗФО было предложено подписать соглашения с компанией «Россети» и взять на себя как финансовое обеспечение заявок, так и ответственность за невыбранные мощности. Но это странные условия, на которые местные органы власти никогда не пойдут. Только реальный потребитель может нести ответственность – вот с ним напрямую и работайте.

– Какие изменения предусмотрены в проекте Стратегии социально-экономического развития Северо-Запада?

– Прежде всего, мы обосновали, что Северо-Запад является макрорегионом, а значит, может иметь самостоятельную стратегию развития. Северо-Западный экономический регион формировался по принципу схожести природно-климатических условий, возможности с наименьшими затратами осуществлять экономическую деятельность, общности товарных рынков и транспортной инфраструктуры. Стратегия развития макрорегиона предполагает возможность получения федеральных средств для реализации региональных программ. Решили не мельчить с приоритетами развития.

Выделили четыре группы ресурсов. Прежде всего, это природно-климатический ресурс, а значит, в приоритете – добыча полезных ископаемых, освоение лесных территорий и водных пространств. Второй ресурс геополитический, мы транзитный регион, а значит, должны сполна использовать свое географическое положение, выход к морям и границе с европейскими странами. Третий – научно-промышленный потенциал: человеческий капитал, высокий профессиональный и образовательный уровень, колоссальная промышленная база. И, наконец, четвертый ресурс – социально-культурная сфера. Именно по этим приоритетам мы и будем целенаправленно работать. Особое внимание будет уделено окружным проектам межрегионального характера, проектам в Арктической зоне, а также перспективным инновационным разработкам и проектам в сфере импортозамещения.

Еще одно важное дополнение связано с планированием. Есть предложение ввести на федеральном уровне систему добровольного декларирования хозяйствующими субъектами своих финансово-экономических показателей в течение года в разрезе показателей статистической отчетности. Около 20 показателей: объемы производства, численность работающих, уровень зарплаты, предполагаемые налоговые платежи и так далее.

По сути, это финансовый план предприятия, любой экономист его делает по заказу руководителя, если у него есть базовые показатели и заключенные договоры о поставках на год. Региональным статистическим органам, например, предлагается обрабатывать поступающие данные, естественно с соблюдением коммерческой тайны, и направлять обобщенные данные в органы исполнительной власти регионов. Затем делается анализ, какая отрасль как себя декларирует. Такой финплан позволит дать реальную информацию: бюджету – по налогам, органам занятости – по числу работающих, промышленным комитетам – по структуре промпроизводства, и оперативно реагировать на предстоящие изменения. Предложим федеральному центру такую схему. Очевидно, будет сопротивление, равно как и со стороны бизнеса, но такое планирование необходимо.

Георгий Дмитриев

http://www.businesspuls.ru/archives/6487



Яндекс.Метрика
ул. Кавалергардская, д. 7
191015, Санкт-Петербург, Россия
Тел.: 8 (812) 374-95-44
Факс.: 8 (812) 374-95-50
E-mail: mail@n-west.ru
© 2011 – 2017
Стратегическое партнерство
«Северо-Запад»